Как дети-инвалиды учатся в обычных костромских школах

"Маша на коляске была "локомотивом"

Как дети-инвалиды учатся в обычных костромских школах

Более ста костромских школ и детсадов создали "доступную среду" для обучения детей-инвалидов. Однако почти 80 процентов учебных заведений региона до сих пор не готовы принимать в своих стенах "особых" детей. Как реализуется программа инклюзивного образования, разбиралась корреспондент "РГ".

В своей среде

В костромской школе № 24 идет урок русского языка. Молодой педагог Анна Трошкина включает электронную доску. На ней высвечивается задание для третьеклассников.

- Маша, иди к доске. Подчеркни, пожалуйста, в предложении главные члены и укажи части речи, - обращается учительница к улыбчивой девочке в очках, сидящей за первой партой.

В отличие от своих одноклассников маленькая Маша к доске не идет, а едет. На инвалидной коляске. Она уверенно выполняет задание и возвращается на место, слыша слова одобрения от друзей. Следом за ней к доске выходят другие ученики, легко справляясь с остальными заданиями.

- Это всего лишь мой второй выпуск. Когда мне сказали, что в моем классе будет учиться особый ребенок, я поначалу немного боялась: все ли получится. Но опасения оказались напрасными: Маша прекрасно адаптировалась в школе, учится на четыре и пять, ребята в классе относятся по-доброму и во всем ей помогают, например доехать до столовой. А на переменах они вместе играют и, как мне кажется, совсем не обращают внимания на то, что Маша чем-то отличается от других. Например, сегодня играли в веселый паровоз: Маша на коляске была "локомотивом", а ее одноклассники - "вагончиками", - с воодушевлением рассказывает учитель Анна Трошкина.

С раннего детства Маша передвигается исключительно на инвалидной коляске. Она стала первой в истории школы ученицей, кому потребовался пандус, установленный здесь несколько лет назад "на всякий случай" по программе "Доступная среда".

- Маша появилась на свет с врожденной патологией позвоночника, которая не позволяет ей самостоятельно ходить. У нее полностью сохранный интеллект, и психолого-медико-педагогическая комиссия выдала заключение, что она может учиться в обычной школе. Дочка успешно изучает все школьные дисциплины, участвует в конкурсах. Недавно заняла третье место в конкурсе новогодних поделок, получила грамоту и приз, - с гордостью рассказывает Машина мама Наталья Суслова.

Завтрак в компании

Из-за проблем со здоровьем Маша не ходила в детский сад. Когда пришло время выбирать школу, Наталье Игоревне предложили отдать дочь в специализированный интернат для детей с нарушениями речи и опорно-двигательного аппарата.

- Когда я приехала в этот интернат, у меня волосы встали дыбом, и я поняла, что никогда не отдам туда своего ребенка. Пришлось начать поиски более подходящей школы. Я объехала пять учебных заведений в ближайшей округе. В одном мне сразу отказали: нет условий. В двух других предложили только индивидуальное обучение на дому, еще в двух сказали, что мы не подходим им по прописке. Когда же я подъехала к 24-й школе, увидела пандус, удобные двери и поговорила с директором, то сомнений никаких не осталось. Мы записались на курсы по подготовке к школе и успешно их окончили, - рассказывает мама Маши.

Еще лет десять назад дети с таким диагнозом, как у Маши, были заперты в четырех стенах

Пока будущая первоклассница занималась на курсах, в школе для нее оборудовали специальную санитарную комнату, закупили сенсорное оборудование для занятий с психологом и особую парту для колясочников, которая "растет" вместе с ребенком. Приобрели и специальный обеденный стол. Однако он оказался лишним: придя в школу, Маша отказалась завтракать за этим столом в одиночестве.

- Я не стала сидеть за этим столом, потому что мне намного интереснее и веселее быть вместе с ребятами. Поэтому в столовой я сижу вместе со всеми за общим столом, и мне это нравится, - рассказала Маша.

Необходимость или дорогое удовольствие?

Еще лет десять назад дети с таким диагнозом, как у Маши, были заперты в четырех стенах.

Единственную возможность получить аттестат им давало индивидуальное обучение на дому. При этом дети оказывались почти полностью лишены общения со сверстниками. Но в 2011-м Костромская область одной из первых вошла в программу "Доступная среда", по которой государство начало выделять деньги на создание условий для обучения детей-инвалидов в школах.

- Сейчас занятия проходят на первом этаже. Но когда Маша окончит начальную школу, для нее будут сделаны подъемники, чтобы она могла подниматься в кабинеты на втором и третьем этажах, продолжая учиться вместе с ребятами из своего класса, - пояснили учителя 24-й школы.

Чтобы маме Маши было удобнее привозить и забирать ребенка из школы, ГИБДД выдала Наталье Сусловой разрешение проезжать на территорию школы на своей машине.

- Когда мы подъезжаем, охранник Леонтий Иванович уже встречает нас у входа и помогает с коляской. Маша не обделена вниманием ни взрослых, ни детей. За три года обучения она научилась со всем справляться. Ей помогают ребята и классный руководитель. Но она девочка с характером, старается все делать самостоятельно. Маша дружит с одноклассниками, участвует в конкурсах и праздниках. Мы с ней побывали на экскурсиях в зоопарке, на родине Снегурочки в Щелыкове, в планетарии, на Лавровской фабрике игрушек, в художественной галерее. Там созданы условия для доступа инвалидов. Пока проблематично попасть на второй этаж в цирк и в кинотеатр "Россия": из-за отсутствия пандусов одному взрослому приходится нести по лестницам на себе ребенка, а второму - поднимать коляску, - вздыхает мама.

Главная проблема Сусловых на сегодняшний день - отсутствие специальной коляски с электроприводом, которая позволила бы Маше передвигаться без посторонней помощи.

- По программе реабилитации нам выдали ручную коляску стоимостью около 10 тысяч рублей. Маша на ней едет только туда, куда везу ее я. Недавно мы были на мероприятии для детей-инвалидов и видели, насколько свободнее чувствуют себя ребята, которые ездят на колясках с электроприводом: они могут подъехать к любой площадке, куда им захочется, поучаствовать в любых мастер-классах. Это совсем другой уровень свободы. Но такая коляска стоит около 200 тысяч рублей. У нас, кроме Маши, есть еще сын, а работает в семье один папа: мне ради Маши пришлось полностью оставить свою работу бухгалтера.

Чтобы накопить на такую коляску, Машину пенсию по инвалидности придется откладывать не менее трех лет, а ребенку постоянно требуются лечение, массаж, реабилитация. Поэтому пока такая коляска остается для нас мечтой… - с грустью заключает Наталья Суслова.

Прямая речь

Татьяна Быстрякова, директор регионального департамента образования:

- В 2011-2012 годах, когда программа "Доступная среда" только начинала действовать, инклюзию каждый понимал как мог. Мы стремились создать условия чисто технически. Когда мы начинали, то чувствовали себя неловко, создавая условия в школе, где нет ребенка-"опорника". Однако такой ученик может появиться в любое время, а созданные условия дадут ему возможность комфортно обучаться. Сейчас 133 образовательных учреждения - почти 22 процента от общего количества на территории региона - имеет безбарьерную среду. Это 50 детских садов, 68 школ и девять учреждений дополнительного образования. Даже если сейчас ребенок учится на дому, а у родителей появилось желание привезти его в школу или детский сад, они могут это сделать.

Кстати

Сегодня в Костромской области детсады посещают 1803 ребенка с особыми образовательными потребностями. Еще почти три тысячи учатся в школе. На очной форме обучения в техникумах и вузах сейчас получают образование 470 человек. И с каждым годом число детей, которые получают образование в форме инклюзии, увеличивается. Депутаты Костромской областной думы по предложению региональных властей приняли закон о новых нормативах подушевого финансирования школ и детсадов, которые создают условия для инвалидов. Если стоимость обучения обычного ребенка в городской школе обходится бюджету в 17,3 тысячи рублей в год, а на селе - в 35 тысяч, то при обучении детей с расстройствами аутистического спектра цена образования в городе возрастает до 143,6 тысячи, а на селе - до 164,5 тысячи рублей в год. В небольших районах власти пока не могут обеспечить необходимым оборудованием и персоналом все школы. Чтобы не обделять жителей глубинки, там создают базовые школы, которые позволят принимать детей с различными ограничениями здоровья.

Источник : https://rg.ru/